08 апреля 2022, 08:33

Искусствовед самарской Третьяковки: «Почему в музеях появляются кафе? Не потому что люди любят есть»

К концу 2022 года завершится реставрация Фабрики-кухни. В ней откроют самарский филиал Третьяковской галереи. Пока же команда филиала работает и развивает пространство на улице Фрунзе, 102 Б. Сейчас это одна из самых востребованных культурных локаций Самары, где есть свои кофейня и сувенирный магазин. Здесь проводят лектории, творческие мастер-классы. Попасть на них не так просто. Места по записи разлетаются быстрее горячих пирожков. Встретились с одним из представителей команды самарского филиала Третьяковки - искусствоведом Дарьей Волковой, которая точно знает, зачем в музее общепит, кто из современных художников стал частью самарской идентичности и как сделать из сахара произведение искусства.  Это её история.

Большую часть XX века музеи работали для того, чтобы сохранять коллекции предметов искусства и изучать их. Нужно переориентировать себя на посетителя. Музей - это не только экспонаты, на которые можно посмотреть, но и то, что чувствуют люди, тот опыт, который они получают, приходя сюда. Мы можем здесь смотреть кино, слушать музыку, сами заниматься творчеством.

«Хотим показывать локальных героев»

У нас, на первом этаже самарской Третьяковки на Фрунзе, 102 Б, есть свой магазин. Здесь можно найти работы самарских художников.

Надо понимать, что тут не всё подряд. С коллективом Третьяковки мы выбираем тех, кто отражает тенденции, ищем классных современных авторов. Также хотим показывать локальных героев. Например, Клаус уже стал частью самарской идентичности, как и Андрей Сяйлев.

Одно время мы проводили у нас арт-баттлы. На нашей площадке встречались два художника, которые за час должны были что-то создать. Победителя определяли зрители. Как-то одним из участников был художник Олег Захаркин. У него были хорошие шансы на победу, но он решил, что вместо полноценной работы будет гнать странную и сумасшедшую речь на полчаса. Если бы это продолжалось хотя бы минут десять, то он бы выиграл. Но он замучил зрителей, и за него никто не проголосовал. 

«Кто-то побежал в магазин за пятилитровкой, но не смог зайти обратно. Воду люди передавали по рядам»

Почему в музеях, в культурных пространствах появляются кафе? Не потому, что люди любят есть. Просто после выставки хорошо сделать перерыв на кофе, немного освежить голову. Тогда вы не просто пробежите всю экспозицию, как сумасшедший, а сможете всё усвоить, принять в себя. Если вы придёте с другом, то сядете в кафе и обсудите увиденное. Говорить об искусстве - это вообще самое важное. 

Многие ещё не вовлечены в походы по музеям, хотя могли бы. Чтобы привлекать аудиторию, нужно применять разные форматы. Мой любимый - арт-завтраки. Началось всё с московских и питерских ресторанов. Это насколько же стало популярно искусство, что люди стали приходить на лекции в заведения? 

Свои арт-завтраки мы проводим утром по воскресеньям на первом этаже на Фрунзе, 102 Б.

Всё проходит в расслабленной атмосфере. Арт-завтраки имеют огромный успех. Причина в том, что никто до нас не подумал о чувствах людей, которые привыкли рано просыпаться и ходить на мероприятия. Первые бесплатные арт-завтраки посещали по 50 человек. Люди занимали всё пространство и даже стояли на улице. Однажды у нас в кофемашине закончилась вода. Кто-то побежал в магазин за пятилитровкой, но не смог зайти обратно. Воду люди передавали по рядам.

Аудитория арт-завтраков суперширокая. Но можно выделить две самые большие группы - взрослые дамы и молодые парочки. Ещё приходят студенты и собираются кучками, заглядывают молодые мамы.

Сейчас на мероприятия можно прийти по записи. Места заканчиваются очень быстро. Например, за несколько дней до, утром, мы выкладываем пост с анонсом и к вечеру понимаем, что записались уже 25 человек. Следующие два дня люди продолжают звонить, а я лишь говорю, что места закончились. На этой неделе мы решили провести два арт-завтрака на одну и ту же тему. И на каждый также записались по 25 человек. 

Я не знаю, что с этим делать, потому что места у нас немного, отказывать людям сложно. Мы постепенно перерастаем то здание, в котором находимся сейчас. Чтобы всем было комфортно пить кофе и слушать лекцию, должны приходить максимум человек 20. Но и это довольно много. Хотелось бы сузить эти «кружки».

«Территорию у Третьяковки предстоит наполнить новыми смыслами» 

Этим летом мы продолжим проводить мероприятия в помещении на Фрунзе. В основном это будут арт-завтраки и экскурсии. Постепенно начнём перебираться в здание Фабрики-кухни, несмотря на то что там еще ведут работы. К сожалению, это не будет торжественным шествием с коробками. Переезд займет некоторое время. 

Фото: Виталий Шабинский

Думаю, что экскурсии будем проводить и там, рядом с Фабрикой-кухней, чтобы освоить новое место. Пока эту часть города не воспринимают как точку на карте Самары, где можно провести время. Да, есть рядом «Самара Космическая», юношеская и областная библиотеки, когда-то откроется музей рок-н-ролла. Но ощущения кластерности нет. Мне кажется, что с появлением Третьяковки этот район станет местом притяжения. А нам предстоит наполнить территорию новыми смыслами.

Мы разработали цикл пеших прогулок, в том числе и в районе Фабрики-кухни. Он называется «Город как картина». Во время этих прогулок стараемся смотреть на городскую среду сквозь призму живописных средств выразительности. Так мы открываем что-то новое в Самаре.

«На Волге я бы запустила плавучий музей»

Я много хожу по городу, езжу по Самарской Луке, участвую в субботниках на природе. Я - волонтер «Том Сойер Феста» - одного из лучших проектов. Я ощущаю, что мой дом - это вся Самара, а не только моя квартира. Поэтому меня беспокоит, как выглядят город, дома, чисто здесь или нет. В Самаре есть историческая среда, которую надо ценить.

Во многих городах этого нет. Например, в Екатеринбурге, Казани она не сохранилась в масштабе целых кварталов.

Мне нравится, как устроена Самара, что есть Волга и Заволга. Мы всегда смотрим на другой берег и видим бесконечность. Когда мы оказываемся там, то становимся другими людьми. Это возможность хотя бы на чуть-чуть побыть «диким» человеком. Некоторые просыпаются летом в своей палатке, прыгают в лодку и уже через полчаса оказываются в офисе.

И я всегда хотела жить только в Самаре. У меня к ней нездоровая любовь. Я не верю в то, что здесь, как говорят, может стать тесно. Мне нравится тут работать, то, как я себя здесь чувствую. Не знаю, делаю ли я что-то полезное для города. Хотелось бы верить, что это всё кому-то нужно.

Многие говорят, что им важно ходить на лекции, водить в музей детей, что они давно искали такой формат. Однажды я услышала про школу «Мал Малевич», которая работает в нашей Третьяковке: «Мы такое видели только в Лондоне».

Если бы была возможность, я бы вернулась на несколько лет назад и в здравнице на Красной Глинке открыла бы резиденцию для художников. А ещё запустила бы на Волге плавучий музей.

«Есть что-то важнее, чем сахар»

Я не считаю себя художником, поэтому редко выступаю в этом качестве. Но раз в год и палка стреляет.

Я много лет собирала коллекцию сахара. И решила выставить её на выставку в Москве. Проект курировала Анастасия Альбокринова. Тема: художники, которые работают в музеях. А в Самаре таких очень много. Анастасия хотела исследовать, как человеку удаётся совмещать в себе художника и музейщика. Моя работа должна была состоять из двух частей: коллекции сахара и фото перформанса. Материал был готов, но из-за сложившейся ситуации в мире выставочный зал приостановил свою деятельность, проект закрылся - всё зависло. И это обидно. С одной стороны, хотелось закрыть этот гештальт, а с другой - напомнить людям о том, что есть что-то важнее, чем сахар. Конечно, в его покупке есть рациональное зерно. В своей работе я не иронизирую над паникой.

Фото: Екатерина Ершова

Комментарии ()

    Sova1

    Рекомендуемое

    Машинист метро: «Прокатиться в подземке – один из способов показать туристам разную Самару»
    20 мая 2022, 07:00
    Машинист метро: «Прокатиться в подземке – один из способов показать туристам разную Самару»

    Самарская подземка может быть привлекательна для туристов и самарцев. Чем? Ответ на этот вопрос знает машинист Вадим Машевский. Поговорили с ним и узнали, на какую станцию лучше вести туристов, почему «Алабинская» - его любимая, и из-за чего выражение «спать на работе» - вполне нормально для работников подземки.

    Сергей Алафинов: про полёты над Арктикой, малочисленные города и самолёты-амфибии
    24 августа 2021, 05:44
    Сергей Алафинов: про полёты над Арктикой, малочисленные города и самолёты-амфибии

    В 2016 году он с ещё несколькими смельчаками за 43 дня пролетел вокруг света по полярному кругу. А в 2023-м собирается в воздушную экспедицию на Южный полюс. И всё это на собственных самолётах, которые производят под Самарой.

    Самарский программист о том, как работать на удалёнке и путешествовать
    15 декабря 2021, 13:21
    Самарский программист о том, как работать на удалёнке и путешествовать

    Он путешествовал по России и побывал в 27 странах. На Алтае переходил бурную горную реку, жил полгода на Бали, в Японии почувствовал себя среди героев анимэ. Возможность путешествовать дала ему работа на зарубежные стартапы. История Дмитрия Ишкова - программиста из Самары о прелестях и опасностях удалёнки и бедной, но беззаботной Африке.

    «ЭтовсёРоссия - на воде»: второй сезон, внутренний туризм и красоты Самарской области
    31 мая 2021, 21:07
    «ЭтовсёРоссия - на воде»: второй сезон, внутренний туризм и красоты Самарской области

    Три парня из Самары на яхте покоряют европейскую часть России. В начале мая они стартовали из Сочи, а закончат свое путешествие в Санкт-Петербурге. Ребята рассказали зачем им это всё, сколько это всё стоит, и на что они собирают деньги.