13 января 2022, 12:28

Татьяна Мрдуляш: «Мне очень жаль, когда говорят: «Отстаньте от нас, мы так 30 лет делаем»

Каким мы представляем себе классического чиновника? Это мужчина или женщина в строгом костюме и с очень серьёзным лицом, которые чаще всего общаются языком цифр и сухих фактов. Этот образ никак не сочетается с Татьяной Мрдуляш - министром культуры Самарской области. Мы пообщались с ней в неформальной обстановке двух пространств - творческой резиденции «Есенин» и бара «Рюмочка». Что нужно Самаре для попадания в топ культурных центров России, почему ушла печаль по поводу музея Алабина и об утопленных в Волге ковриках - в интервью Татьяны Мрдуляш.

Для удобства вы можете воспользоваться навигацией по материалу.

 

- Вы почти год в Самарской области. Изменилось ли как-то восприятие Самары?

- Да, конечно, изменилось. Ведь я не просто приезжаю сюда в короткие командировки, как это было раньше. Я здесь живу. Ребёнок пошел в самарскую школу, другой - в детский сад. У нас ежедневная бытовая, немножко рутинная жизнь. Такая же, какой живут жители Самары. Это очень сильно меняет оптику, выстраивает какие-то дополнительные эмоциональные связи с городом. Мне нравится, что такие связи появляются у меня, у членов моей семьи. 

- Не было ли чувства, что темп жизни в Самаре менее динамичный? Не пришлось ли под него подстраиваться? 

- Ну мой темп с приездом сюда точно не замедлился. Я, кстати, иногда замечаю, что в Самаре многие люди довольно расслабленные. Меня, конечно, потрясает до глубины души, когда мне говорят: «Ой, что, в среду за Волгу не уедешь? Не, спасибо, я тогда  с вами работать не буду».

- И не важно, какие интересные, амбициозные цели и задачи стоят перед командой. Человек в эту команду влиться не готов, потому что она лишит его важной составляющей жизни. Кстати, в этом смысле всегда видно тольяттинцев. Они по-другому даже разговаривают. Как правило, я после первых пяти минут общения с человеком могу сказать, откуда он - из Самары или из Тольятти.

- То есть тольяттинцы более движняковые?

- Да, они другие. В самарцах есть что-то такое от волжского глубинного спокойствия. А тольяттинцы всё-таки потомки тех, кто приехал строить завод в чистом поле. Это были авантюристы в хорошем смысле слова. И, кстати, важно, что они съехались со всей страны. Самарцы в этом плане более местные и локальные, что очень подкупает.

- Что в Самаре вызывает больше всего эмоций?

- Конечно, Волга.

- Конечно же, положительные? 

- Ну, кстати, разные. Меня очень расстраивает, когда на берегу Волги, а это особенно присутствует за Волгой, в районе Загородного парка и дальше в сторону просек, люди оставляют мешки с мусором после своих пикников. Это прям больно, и гулять в таком пространстве очень некомфортно. Я очень надеюсь, что проблема будет решаться на уровне города и силами самих жителей. Никто не отменяет уборку территории, субботников и вообще желания как-то преображать пространство вокруг себя. Оно должно исходить от людей. 

- Какие еще пространства дают положительные эмоции?

- Мне нравятся парки. Мы ходим в парк Гагарина. Загородный парк нравится. Он такой в хорошем смысле заброшенный, диковатый и очень красивый. Его рельеф, спуск к Волге, всё прекрасно. Ещё мне очень нравятся музеи Самары. 

- Можете назвать ваш топ музеев Самарской области? Какие, так скажем, зашли? 

- Краеведческий музей Тольятти абсолютно на уровне лучших краеведческих музеев России. Художественный музей в Самаре с потрясающей коллекцией – это что-то невероятное. Очень люблю музей-усадьбу Толстого в Самаре с его теплой атмосферой. Нравится усадебный дворик с беседкой и гамаком и детское пространство там очень хорошее, можно отметить день рождения ребенка, рекомендую. Конечно же, Музей модерна. Для детей там есть замечательная «Зелёнка», которая, мне кажется, будоражит воображение и взрослых. Ещё детская картинная галерея в домике Клодта. Дворовое пространство сильно оживляет программу этого музея. 

Люблю ходить в музей Алабина. Он сейчас очень изменился. В феврале-марте заходила туда и испытывала абсолютную печаль, сегодня это красивое, активное, интересное пространство, замечательные выставки и программы.

- Печаль была из-за налёта советского прошлого?

- Нет, скорее, наоборот. Само здание - советский модернизм. Оно очень красивое, величественное, светлое и стильное. Понятно, что в процессе жизни любое здание немножко захламляется, немножко вытирается. Но как работал музей последние годы: в нём проходили какие-то выставки шуб, продавали колбасу… Вообще какие-то невероятные вещи происходили. Конечно, это сильно влияло на состояние пространства и атмосферу. То, что сейчас сделал Андрей Кочетков со своей командой - уже огромное достижение. Мне очень нравится и выставочная программа музея, и публичная активность, и то, как они работают со своим пространством, которое само по себе наследие. Ребятам удалось многое. Я надеюсь, что дальше - больше. Скоро нас ждет капитальный ремонт музея Алабина.

- Можно ли уже что-то говорить о конкретных сроках? 

- В этом году должен быть готов проект. Тогда мы зафиксируем сметную стоимость. Деньги на ремонт уже предварительно заложены. Это в том числе средства по нацпроекту. Очень надеюсь, что в 2022 году ремонт начнётся, а музей временно вывезет свою коллекцию. Мы сейчас решаем, куда его переселить на два-три года. 

- То есть музей не перестанет функционировать?

- Какой-то перерыв, конечно, будет. Из квартиры-то переехать - неделю пакуешься, потом ещё три месяца распаковываешься. А музейный фонд - это предметы, которые обладают огромной ценностью и не столько материальной, сколько культурно-исторической, и, конечно же, переезд музея - это очень трудоёмкая и длительная процедура.

- Часто ли удаётся бывать в театре?

- У меня работа такая, нужно ходить. (смеётся)

- Ощущение, что музеи вам всё-таки ближе.

- Я просто не так хорошо разбираюсь в театрах, с той точки зрения, как они функционируют, как там всё устроено. Понятно, что здесь что-то набираешь на бегу. Но главное - команда. Я очень признательна своим коллегам и по министерству, и по учреждениям. Даже если я чего-то не понимаю или не знаю, мне важно, что есть люди, на профессионализм которых я могу положиться. Один в поле не воин - все знают. Я очень люблю работать в команде и стараюсь ориентироваться на профессионалов. А их и в Самаре, и в области очень много. 

Кроме профессионализма важна ориентация на развитие. Мне всегда очень жаль, когда какие-то профессиональные сообщества говорят: «Нет, у нас всё хорошо, не надо ничего трогать, мы так делаем уже 30 лет, отстаньте от нас».

- В Самарской области вы с этим встречались? 

- Да, конечно. Не будем называть имён, но это встречается регулярно.

- Вы стараетесь это как-то переломить?

- Это сложный процесс. Тут кто кого переломит ещё вопрос. Но стараюсь всё-таки с этим работать, всё время обращаться к коллегам, предлагать им разные варианты. Конечно, лучший вариант - это когда сами творцы, сами деятели культуры ко мне приходят и говорят, условно: «Дайте нам 100 рублей, мы сейчас сделаем такое…» и рассказывают и показывают. Есть печальные ситуации, когда я говорю: «Ребят, вот давайте я вам дам 100 рублей, вы сделаете как вы хотите. Нужно развить ваш проект». Мне в ответ: «Нет, спасибо, идите со своими ста рублями, у нас всё идеально». 

- Видимо, люди не хотят напрягаться. 

- Да, неспособность посмотреть немножко шире, неспособность взглянуть на современные реалии и неготовность принять и вступить во взаимодействие с современностью. Знаете, я всё время думаю: «Надеюсь, я такой в старости не буду». А есть люди, которые сохраняют открытость ко всему новому, и им 70-80 лет, а они за любой кипиш. На таких хочется равняться. И кстати, их в Самарской области тоже достаточно много.

- На какие постановки вы ходили и что понравилось?

- Мне нравятся постановки нашего театра оперы и балета. «Три маски короля», например, ещё премьера этого года - «Бал-маскарад». Я её смотрела несколько раз в исполнении разных составов. И я могу сказать, что наши артисты показали себя очень достойно. Премия «Онегин», которую недавно получили спектакль и солисты, - показатель того, что действительно мы на уровне. Если перейти от музыкального театра к драматическому, то, конечно, тут мои любимцы - «Грань». Это один из сильнейших драматических театров в Самарской области. 

- А в России?

- Они достойно выглядят и на федеральном уровне. Тут сложно сравнивать, потому что у них очень особенный жанр. Это авторский театр, и понятно, что это театр Бокурадзе. Точно можно сказать, что спектакли театра «Грань» достойны внимания федерального зрителя. Это не какая-то местечковая вещь. 

Отмечу, конечно же, любимый всеми самарский драмтеатр. Здесь делают классические постановки крепкого качества. Ещё нравятся маленькие театральные коллективы. Из личного опыта - театр «Город». Мы с детьми ходили на их постановки. У них искренние, хорошо сделанные спектакли. Если ещё из детских театров, то я была в Тольяттинском театре кукол, мне понравилось. В Тольятти хорош театр «Колесо», он больше академический. «Дилижанс» - с молодёжным задором. Может, им где-то не хватает мастерства, каких-то ресурсов финансовых или технических, но есть хорошая энергетика. 

- Поговорим про кино. Возможно, вы знаете про Куйбышевскую студию кинохроники - одну из старейших в России…

- К сожалению, её архив утерян. Мы пытались выяснить, где он находится, но безуспешно.

- Что вы думаете о Самаре в плане привлекательности для киноиндустрии сегодня? Сейчас объясню…

- Вы снимаете фильмы? (смеётся)

- Нет пока, к сожалению. Очень триггерит многих, когда снимают фильм про чисто самарскую историю, но делают это в другом месте. Примеры: «Родные» с Буруновым и Монеточкой - про Грушинский фестиваль, «Чудо» - про стояние Зои. Что-то можно с этим делать и нужно ли? И вообще относится ли эта сфера к минкульту?

- Дело в том, что министерство культуры кино не занималось и пока что не занимается. Это, конечно, большой провал. Потому что кино - огромная индустрия: в ней большие деньги - и федеральные, и коммерческие. Развитие этого направления - одна из задач, которые я перед собой ставлю на этот год. Будем запускать работу с кино на системном министерском уровне. Конечно, сложно. Сейчас уже наметили план действий, немножко разобрались. Нужно понимать, что есть два направления: производство кино и его показ. Про второе: мне, как зрителю, очень не хватает содержательных, глубоких и специальных программ. В Москве, если ты любишь хорошее кино, то у тебя много мест, где ты можешь посмотреть его на большом экране. В Самаре такого нет. Да, есть «Художественный», который немножко, так скажем, не туда уехал. Сейчас мы его перезапускаем. Из этой площадки нужно сделать место для всех синефилов и место для людей, которые интересуются и хотят знать больше о кино.

- Это главная цель в плане работы с кино?

- Не только. Как я говорила, ещё одна важная часть - производство. Есть системы для привлечения к съемкам в Самаре команд извне: из Москвы, Питера. Например, система рибэйтов. Грубо говоря, компания приезжает, снимает фильм на территории области. Их затраты на съемки частично компенсируют. Не полностью, а какую-то часть. Это как раз к вопросу о том, что кино про Самару должны снимать в Самаре. Фильмы должны, соответственно, продвигать Самару и работать на создание её положительного образа в кино.

- А какие у вас планы на посту министра культуры? С повышением разных показателей, исполнением нацпроектов всё понятно. А что в глобальном смысле ваша цель?

- Первая - сделать жизнь жителей Самарской области лучше через их взаимодействия с культурой. Сделать Самару одним из культурных центров России, вывести её на международный уровень. И чтобы это чувствовали не только жители России, но главное - жители Самарской области.

- Сейчас они этого не чувствуют? Культурно, получается, что сейчас Самара кому-то проигрывает?

- Если мы с вами спросим просто человека, даже того, который профессионально работает в сфере культуры, про то, какие города России лидируют в области культуры, не уверена, что Самара будет названа. Скорее скажут про Красноярск, Екатеринбург, Новосибирск.

- То есть глобальная задача, чтобы люди включали Самару в топ-10 культурных центров?

- Да, чтобы Самара туда входила обязательно. Даже в топ-5, а лучше - в первые три, не считая Москвы и Питера.

- Чего для этого не хватает?

- Не хватает качества, не хватает коммуникации, не хватает по стандарту современных культурных продуктов. У нас много всего с качественной крепкой базой, но прорывных современных вещей мало.

- Вы имеете в виду что-то вроде фестиваля уличного искусства Samara Ground?

- Да. Это хороший проект. Я бы делала его, конечно, немного по-другому. Мне кажется, что такие проекты нужно делать в типовой застройке. В этом смысле проект гораздо лучше выглядит в Тольятти. И обязательно нужно взаимодействовать с местным арт-сообществом.

- Подобные вещи будут привлекать сюда людей?

- Когда человек слышит, что вот в Самаре прошёл фестиваль Samara Ground. Окей. Там участвовали художники мирового уровня и сделали там так много муралов. Дальше он слышит, что прошёл «ВолгаФест», и там была вся московская культурная тусовка. Он слышит, что прошёл фестиваль Шостаковича, и видит, какого уровня там были концерты. И мы понимаем, что там звучала музыка, которую музыканты специально разучивали к нашему фестивалю. Она не звучит нигде. И когда люди видят раз за разом, что в Самаре прошло то, и то, и это, конечно же, Самара откладывается, как место, где культуры много, где она происходит.

- Ваша цитата: «Быть должностным лицом непросто, особенно с моим характером и темпераментом». Что с вашим характером? Почему непросто быть должностным лицом?

- Что касается чиновничьей работы - это очень часто такие жесткие формальные регламенты, очень чёткие рамки, которые ты должен соблюдать. А у меня темперамент динамичный, плюс - довольно вспыльчивый характер, но я стараюсь себя сдерживать. Хотя я смотрю иногда на своих коллег - по сравнению с ними я вообще довольно спокойный человек.

- Вам тяжело было встроиться в работу чиновником? 

- Не тяжело, но сложно. Я до сих пор встраиваюсь. Стараюсь делать так, как я считаю правильным, найти баланс между «должен» и «я так вижу». Например, мне очень не нравится, когда, разговаривая с широкой аудиторией, в тех же самых интервью, чиновники используют слова формального языка.

- Например?

- «Мероприятия в соответствии с планом», «в соответствии с установленными показателями»… Все эти канцеляризмы и формулы деловой чиновничьей переписки, которых настолько много в твоей жизни, что действительно начинаешь ими разговаривать. Это ужасно. Я всегда стараюсь держать себя в руках, соблюдать живость и чистоту речи. Меня немножко удручает, когда люди начинают говорить не на великом русском языке со всеми его и современными вариациями, и классическими правилами, а пользуются какими-то формулами, которые кочуют из документа в документ. Это может быть уместно, если мы должны юридически точно и правильно отчитаться, но абсолютно неуместно, когда говорим о чём-то живом.

- Не боитесь, что это может затянуть? Говорят же, что среда влияет на человека. 

- Да, может, конечно, затянуть, но посмотрим, кто кого куда затянет и перетянет. Время покажет. 

- В Самаре появляются неформальные арт-пространства, творческие кластеры. Город вроде как тянется за Москвой и Питером. На что это влияет?

- Если мы говорим с точки зрения культурной политики, культурной среды - очень важно, что есть такие места, как, например, «Дом 77», кластер «Артист», в которых есть очень важная культурная составляющая. И она одновременно стабильна коммерчески, самостоятельна и независима. Здесь часто происходят какие-то джазовые концерты, стенд-ап шоу, баттлы, художественные события. И конечно, людям всегда приятно в клубе в хорошей атмосфере послушать хорошую музыку, посмотреть выставки. И всё это в расслабленной обстановке, где можно посидеть с бокалом вина или с едой - неважно. Главное, чтобы в кайф. В Самаре этого не хватает, мне кажется. И я рада, что такие места появляются. «Рюмочка» недавно открылась, и это место довольно популярное. Была здесь на предновогоднем базаре.

- Что-то купили?

- Да. Мы были со старшей дочкой, купили малышам пряников ручной работы. А себе я купила кружку с тигром у одного из мастеров, который работает в «Доме 77». 

- В Самаре по сути сейчас одна площадка, куда стабильно привозят современную музыку. Это клуб «Звезда». Ну и в «МТЛ Арене» иногда кто-то выступает. Не маловато ли для Самары?

- Самаре очень не хватает хороших площадок. Когда у тебя население больше миллиона человек, а с пригородами и больше полутора, такие клубы должны работать на ура. А их почему-то нет, и это, конечно, меня удивляет.

- Говорят, что не востребованы.

- Ну я думаю, что, может быть, просто не пробовали это развивать. Может быть, плохо продавали, может, ещё что-то. Это всё-таки такая коммерческая часть культуры, мы здесь не можем влиять. Должен включиться бизнес. Чем более живая будет Самара, чем больше в ней будет интересных событий, фестивальных - летом, каких-то закрытых - зимой, тем больше к нам будет приезжать людей и больше таких мест будет появляться. Я уверена, что это вопрос ближайших двух лет.

- А сами поёте?

- Только если детям колыбельные перед сном. И это очень смешно, потому что делаю это хором со старшей дочкой, она «вытягивает» моё исполнение. 

- А она какую музыку слушает?

- Ей скоро восемь. Иногда бывает, что всякую попсу, которая мне не нравится. Я её всегда убираю в наушники. Когда была маленькая, часто просила поставить Земфиру. Русский рок ей заходит. Я тоже люблю Земфиру с детства. Вообще я детям всегда ставлю классическую музыку, и они очень хорошо её слушают и знают. Чайковского, например: «Щелкунчик», «Лебединое озеро». Старшая любит «Кармен» Бизе. 

- Если сейчас была бы возможность привезти в Самару какого-то крупного музыканта, кто бы это был?

- В этом году мы делаем большой фестиваль «СамФест». Это музыка самых разных жанров и направлений. Но важным условием участия является то, что автор сам пишет либо музыку, либо стихи, либо и то и другое и сам это исполняет. Сейчас уже анонсировали хэдлайнеров. Там - моя любимая Манижа, Олег Митяев, Вячеслав Бутусов, Slava Marlow, Сергей Бобунец, Мельница, Billy`s band. Ведущая - Тутта Ларсен. Мне кажется, это похоже на набор мечты. Я с нетерпением жду этого фестиваля. Он пройдёт 11-12 июня. Всех приглашаю. 

- А где он пройдёт?

- На открытой площадке. Мы сейчас финализируем договоренности по ней. Место я пока анонсировать не буду. Могу сказать, что оно недалеко от Самары.

- Но это не Грушинская поляна?

- Нет. 

- А вы были когда-нибудь на Грушинском фестивале?

- Нет, я никогда на нём не была. Но на самой поляне была много раз, и мы сейчас работаем над тем, чтобы сделать её принципиально другой. Более современной, более комфортной и приспособленной для тех фестивалей, которые там проходят. Её хочется лучше обжить, осмыслить, в том числе культурно. Главное - ввести туда такой важный аспект современной культуры: лэнд-арт, паблик-арт. В общем, мы сейчас с художниками обсуждаем концепцию, но это точно будет что-то осмысленное, глубокое. 

- Я читал, что вы вполне комфортно чувствуете себя в палатке, когда, например, едете в поход.

- Да. Этот опыт есть ещё со школы. Нас водили в походы по горам Кавказа. Летом были практики в Вологодской области, на Соловках. Везде условия были, так скажем, боевые. Поэтому я в этом плане неприхотлива. Сейчас я активно путешествую с детьми. Точнее, до пандемии это удавалось. И по России ездили всегда, и за границу старались их возить, всё показывать. Периодически менять картинку перед глазами важно и для детей, и для взрослых. Это очень вдохновляет и стимулирует на какие-то новые идеи, вдохновение.

- Топ-3 места для вас в России.

- Кроме Самары и Москвы?

- То есть у вас эти города сразу на первых местах?

- Ну конечно.

- Давайте тогда в сторону их уберём.

- Мне очень понравилась Коломна. Там есть музей калача, музей пастилы, разные арт-пространства. Это очень интересное и классное место для того, чтобы провести семейные каникулы.

Вторым пусть будет Владивосток. Город с сумасшедшей энергией, очень необычный для России. Там и люди очень особенные, и природа потрясающая, очень необычная.

Третий - Калининград с Куршской косой и прекрасной балтийской природой.

- В соцсетях вы рассказывали, как переправлялись за Волгу, чтобы покататься на велосипедах. Там не обошлось без приключений.

- Да, было очень смешно. Мы опаздывали на переправу. Пока папа собирал велосипеды, дети уговорили меня на мороженое. Я им купила мороженое, мы побежали, мороженое упало, они все расстроились, потом коврики упали в воду, я подумала: «Хорошо, что не ребёнок». Но в целом это был классный опыт. Во-первых, мне очень нравится ездить по Волге. Во-вторых, прогулка на велосипедах - это здорово. Особенно по таким местам, как в районе Рождествено, Подгор. Там монастыри, сырные лавки, Жигули.

- Где ещё бывали в Самарской области, куда бы рекомендовали поехать?

- Царёв курган. Там очень хорошая тропа, оборудованная, со скамеечками, указателями, информационными стендами. В Борском мне, кстати, очень понравилось. Бузулукский бор потрясающе красивый и само село тоже. Конечно, чувствуется, что у него есть история, есть корни. Вообще, у меня есть целый список, куда я хочу съездить в Самарской области, но пока сложно со временем.

- А что в нём? 

- Из того, что помню: Рачейские Альпы, Винновка, Алакаевка, ещё Августовка. 

- Складывается ощущение, что у вас как-то так получилось, что работа и хобби совпали.

- Я же в культуру пришла не сразу. Я юрист по образованию, работала юристом. В какой-то момент я просто поняла, что не хочу дальше продолжать, и сменила сферу деятельности. И я очень рада, что в настоящий момент я работаю в культуре и в Самарской области. Это по любви. И именно так и получается работать с полной отдачей.



Фото: Екатерина Ершова

Антураж: творческая резиденция «Есенин» и бар «Рюмочка»

Комментарии ()

    Рекомендуемое

    «ЭтовсёРоссия - на воде»: второй сезон, внутренний туризм и красоты Самарской области
    31 мая 2021, 21:07
    «ЭтовсёРоссия - на воде»: второй сезон, внутренний туризм и красоты Самарской области

    Три парня из Самары на яхте покоряют европейскую часть России. В начале мая они стартовали из Сочи, а закончат свое путешествие в Санкт-Петербурге. Ребята рассказали зачем им это всё, сколько это всё стоит, и на что они собирают деньги.