16 марта 2022, 17:44

Врач-полярник: «Заказал мобильную баню. Чилийцы выбежали сразу, как только стало погорячее»

Он бросил работу в поликлинике и отправился на самый южный континент Земли. Его соседями целый год были пингвины, киты и морские котики. И это не единственное экстремальное путешествие Анатолия Козлова. Самарский врач-полярник рассказал, как спас чилийца в Антарктиде, парился в бане на Эльбрусе и куда стоит закатить велосипед в Самарской области. (Материал подготовлен до начала «специальной военной операции в связи с ситуацией в Луганской и Донецкой народных республиках», поэтому в нём отсутствуют вопросы, связанные с изменившейся обстановкой).

Из больницы в полярники

До поездки в Антарктиду, я лет 10-12 работал хирургом в стационаре и поликлинике. В 2017 году подходил к концу мой обязательный срок отработки, и я начал думать, чем хочу заниматься дальше. Так как ни разу не был за границей, решил, что надо такую работу, с которой я смогу полетать и посмотреть мир. Желательно вахтой. Потому что при обычной работе отпуск маленький, не успел оглянуться - и он закончился. И денег особо не заработал, и отдохнуть не успел.

Я ещё не начал искать вакансии, как мне поступило предложение поработать в Антарктиде. Предложил мне это товарищ, который учился со мной в институте на одном потоке. Я встретил его случайно в больнице Калинина (имеется в виду больница Середавина), в которой проходил аттестацию на сертификат хирурга.

К своему стыду, я не знал, что у нас есть станция в Антарктиде, что мы ведём там какую-то деятельность. Знал только, что есть такой материк. Сначала отказался от предложения. Пришёл домой, начал гуглить. Посмотрел фильм «Станция «Восток» - на пороге жизни» (12+). «Восток» - самая экстремальная станция, расположенная в центре Антарктиды. Там зимой минус 70 градусов, полярная ночь длится полгода. Большую часть времени туда невозможно добраться. И я загорелся. Взял у знакомого контакты тех, кто принимает на работу, и отправил резюме. Меня сразу взяли. По другим специальностям туда сложнее попасть. А вот желающих врачей немного - теряется практика, когда мало оперируешь. Хирург работает руками. Если целый год будет мало практики, свои навыки растеряешь. И зарплата там не очень высокая. По всем параметрам я подходил. Плюс я кандидат медицинских наук с большим стажем. 

Правда, взяли меня не на станцию «Восток», а на станцию Беллинсгаузена - самую «курортную» из всех. Находится она на самом холодном острове - средняя температура зимой - минус 19 градусов. Постоянные туманы, сильные ветра. В 900 километрах - Южная Америка, через пролив Дрейка - мыс Горн и в 200 километрах в другую сторону - Антарктический полуостров. 

Готовился я год. Оформлял документы, справки, получал корочки: паспорт моряка. Ещё читал литературу по стоматологии - именно я должен был лечить зубы на станции, хотя ни разу этого не делал. На станции всего два врача: я и анестезиолог. Мы и распределили между собой направления.

Путь в Антарктиду

Каждый год в Антарктическую экспедицию отправляются два ледокола Института Арктики и Антарктики - «Академик Фёдоров» и «Академик Трёшников». Выходят из Петербурга в ноябре и три месяца идут, заходя в Германию и в ЮАР. Затем доставляют груз на антарктические станции. Иногда в Новую Зеландию заходят. Там запасаются едой, топливом и обратно к станциям. 

Мы добирались быстрее, потому что в ЮАР прилетели на самолёте. До отплытия у нас было три дня. Я очень хотел побывать на мысе Доброй Надежды, который находится в 130 километрах от города. Подбил радиста и анестезиолога поехать со мной. Взяли такси. Оно вышло в переводе на наши в 10 тысяч рублей. Когда приехали, попытались объяснить таксисту, чтобы нас подождал. Он, как мы поняли, согласился. Пошли гулять. На мысе - красивый маяк, внизу - лагуна, белый песок. Я такого никогда не видел, лазурный Атлантический океан. Мы искупались. Температура воды была градусов 15. Сам же мыс оказался невзрачной штучкой из камней. Там я впервые увидел обезьян, диких страусов, антилоп.

Когда вернулись на стоянку, оказалось, что таксист наш уехал. Всё обыскали - не нашли. Можно было бы вызвать такси из Кейптауна, но тогда пришлось бы заплатить двойную цену. А таких денег у нас не было. Побегали вокруг, поломали голову и увидели, как пара туристов идут к своей машине. Попросили взять с собой. Они нас довезли и денег даже не взяли.

На корабль успели вовремя. Когда зашёл на «Академика Фёдорова» - обалдел. Корабль 1987 года. Легендарный, мощный. Снабжает всю русскую Антарктиду. Есть спортзал, теннисный стол, книги, фильмы. На корабле у нас были дежурства по кухне, помогали с погрузкой и разгрузкой. Всё остальное время мы проводили на палубе, смотрели на красоты, мимо которых проплывали.

Стали свидетелями спасения корабля, застрявшего во льдах. Это был «Василий Головнин», снабжающий Новолазаревскую станцию. Когда мы к нему подошли, судно уже достаточно долго стояло во льдах. На нём кончалось топливо. Наш «Академик» расколол лёд вокруг и освободил «Головнина». В это время, кстати, на нём был автор блога «Миша едет». Он вёл трансляцию всего происходящего. А мне друг присылал распечатки трансляций по электронной почте. Из-за дороговизны спутниковой связи интернета там нет. Только электронная почта.

Природа «юга»

В Антарктиде меня, конечно, шокировала природа. Пока плыли, мы, конечно, видели и китов, и пингвинов. А тут они были прямо на расстоянии вытянутой руки. Идёшь на завтрак, под домом пингвины сидят, а по станции прогуливаются морские котики. Группами, особей по семь.

Животные людей не подпускали, да и трогать нам их было запрещено. Но пингвины сами подбегали близко - очень уж они любопытные. На соседнем острове Ардли можно было наблюдать за полным циклом пингвиньей жизни. Сначала остров весь в снегу, потом солнышко пригревает - и верхушки холмов начинают таять. В это время приплывают пингвины, делают гнёзда из камней. А так как их на острове немного, дерутся за них.

В гнёздах выводят пингвинят. Когда те становятся взрослыми, родители уплывают. Мы приплывали на остров именно в это время. Они к нам, как к родителям, подбегали. Еды просили, могли попрыгать на нас, поклевать. Конечно, никто не кормил их - это запрещено.

Ещё, бывало, идёшь и видишь огромные кости морских слонов, китов. И живых видели. Когда плыли на лодке, встретили девятиметрового кита - смотрел на меня своим большим глазом.

Ещё из развлечений - купание в Ледовитом океане. Окунались на Крещение. Вода в океане - минус два градуса, но не замерзает. А как-то я заказал мобильную баню, которую привезли чилийские полярники. Парились в ней всей станцией. Чилийцы выбежали сразу, как только стало погорячее. Непривычные они к такому.

Жизнь на станции

Станцию Беллинсгаузена открыли в 1968 году. Находится она на острове Кинг Джордж. Остров почти весь изо льда, процентов пять - камни. На станции со времени её открытия почти ничего не изменилось. Постройки всё те же. Но условия у меня были хорошие. Я думал, будет хуже. Мы втроём жили в семикомнатном доме, оборудованном под госпиталь, с относительно новым ремонтом. 

Я раз в месяц должен был проводить обследование полярников. Ещё одна задача - сбор волос. Это было нужно для изучения уровня минералов в организме человека на разных этапах зимовки. Потому что вода, которую мы использовали, - талая с ледника, дистилированная - без полезных элементов. Из-за этого у полярников есть проблемы со здоровьем. Овощи и фрукты в Антарктиде по понятным причинам в дефиците. Но у нас под боком был чилийский аэродром, на который доставляли немного свежих овощей. Но этого всё-таки не хватало. Овощи были доступны всего два месяца в году.

С этого же аэродрома эвакуировали чилийца, который был при смерти. У нас на станции жили трое чилийцев. Один из них пришёл ко мне с болями в животе. Я его обследовал и понял, что у него открылось внутреннее кровотечение. Эвакуировать человека нужно было срочно. Мы могли его прооперировать, но, судя по симптомам, ему была нужна более серьезная операция.

Как раз в это время на аэродроме был самолёт, который привёз туристов. Пилот был готов лететь, но ему из-за плохой погоды был запрет от диспетчера. Мне дают трубку, я объясняю на ломаном английском ситуацию. Ору, пытаюсь доказать, что дело серьёзное. А это всё в самолёте происходит, рядом у  меня чилиец лежит под капельницей. В итоге вылет разрешили. Вот так побывал ещё и в Чили, в городе Пунта-Аренос.

Отвёз чилийца в больницу. Как оказалось, у него было четыре язвы, одна из которых очень серьёзная. Лётной погоды не было пять дней, и я провел их в Чили. У них только-только прошли забастовки из-за скачка цен, поэтому центр был весь разгромлен, видны были следы от пожаров.

Потом я вернулся в Антарктиду на туристическом самолёте. Вообще это такое место, которое привлекает много туристов. Попадаются и экстремалы. Я встречал человека, который проехал через всю Антарктиду на кайте, и русских мужиков, которые сами построили яхту и на ней путешествуют. Для меня, как для врача, туристы - разносчики микробов. Мы живём год почти в закрытом обществе, прилетают люди с большой земли и привозят бактерии. Сразу начинаются простуды.

Баня на Эльбрусе и самарские красоты

Путешествовать я любил ещё до Антарктиды. Сначала больше по Самарской области. Мне у нас очень нравится. Поэтому, когда я куда-то езжу, я всегда рассказываю про наш регион. Везде красиво, но чем больше бываю в разных городах страны, тем больше люблю Самару. У нас чисто, красиво, природа рядом, шикарные дороги, развязки. 

Каждый год по много раз езжу на гору Верблюд. И просто на неё залезал, и в палатке там ночевал, и велосипед на неё закатывал, и баню там ставил. Красивы Рачейские скалы с водопадом Девичьи слёзы. Голубое озеро во все сезоны отличное. Купались в нём в минус 15 после бани. Ещё классно на Самарской Луке, на Подвальских террасах. Ну и так далее. Перечислять можно бесконечно.

В поездках по России. В поездках у нас с другом появилась идея проекта «Края крайние». Его суть в том, чтобы ставить мобильную баню в знаковых для нас местах. В 2020 году мы, например, затащили её на самую высокую точку Эльбруса.

Такого до нас ещё никто не делал. Готовились к восхождению год: я ездил на велосипеде, друг - бегал. Сначала жили на равнине, в деревеньке, забираясь на горы пониже, на Чегет, например. Привыкали, акклиматизировались. Потом поднялись на канатке на 3800 метров. У многих уже тут организм не выдерживает. С этой высоты совершали небольшие восхождения, потом спускались обратно. И финальным рывком стала высота в 5000 метров. Всё восхождение заняло неделю. Одному товарищу из нашей группы всё время было плохо: голова болела, он был в полузабытьи. Всем нам было не очень, но ему особенно. И всё-таки мы это сделали и попарились в баньке на самой высокой точке Европы.

В августе этого года поставили баню на мысе Немецком на Кольском полуострове. По дороге заехали на полуостров Средний, там есть место, где проходила линия фронта в Великую Отечественную войну. Так как растения в этих местах растут плохо, всё осталось практически в первозданном виде - такое ощущение, что только что закончилась война: горы гильз, осколки, укрепления обстрелянные. Люди здесь убивали друг друга четыре года, буквально смотря в глаза противнику - советские и немецкие позиции местами были в 30 метрах друг от друга. За всё это время, линия фронта нисколько не сдвинулась. Смотришь - 50 могил. Думаешь - немного, а подходишь и в каждой из них - по 50, 100, 200. Именно в таких местах приходит понимание, что война - это один только ужас и ад!

Оттеняет тяжёлое военное прошлое этих мест здешняя дикая и очень красивая природа. Кругом морошка, черника, грибы. Северные олени гуляют. Можно увидеть наскальные рисунки каменного века.

Фото: Екатерина Ершова, из архива Анатолия Козлова

Антураж: база отдыха «На семи ветрах»

Комментарии ()

    Sova1

    Рекомендуемое

    Парапланерист Роман Козвонин: «С закатами на Волге не сравнятся даже Эмираты»
    31 мая 2021, 20:48
    Парапланерист Роман Козвонин: «С закатами на Волге не сравнятся даже Эмираты»

    Он - один из немногих, кто периодически смотрит на Самарскую область с высоты. Роман Козвонин - парапланерист, который не только сам любуется красивыми видами, но и делится их фотографиями в интернете. Из его истории вы узнаете о самых живописных местах, цене параплана, и почему не стоит летать над коровами.

    Заводящий фан-сектора «Крыльев Советов»: «В перерыве мы просто перешагнули через ограждение и пошли набивать мяч с игроками»
    08 сентября 2021, 12:29
    Заводящий фан-сектора «Крыльев Советов»: «В перерыве мы просто перешагнули через ограждение и пошли набивать мяч с игроками»

    Мы встретились с одним из лидеров фанатов «Крыльев Советов» Дмитрием Мартыновым на самарской арене и поговорили о ностальгии по «Металлургу», весёлых поездках по России и лучших местах Самары и области.

    Инструктор по туризму: «В горах неважно, бедный ты или богатый»
    05 мая 2022, 16:15
    Инструктор по туризму: «В горах неважно, бедный ты или богатый»

    В Самарской области просто нечего посмотреть? Готовы с этим поспорить. Собираемся в путь вместе с Сергеем Семьяновым – инструктором по туризму и любителем песен у костра. Он точно знает, куда стоит отправиться начинающему туристу, что обязательно взять с собой в дорогу до Винновки и сколько денег нужно захватить в поход выходного дня. Это его история.

    Министр культуры Самарской области: «Мне очень жаль, когда говорят: «Отстаньте от нас, мы так 30 лет делаем»
    13 января 2022, 12:28
    Министр культуры Самарской области: «Мне очень жаль, когда говорят: «Отстаньте от нас, мы так 30 лет делаем»

    Каким мы представляем себе классического чиновника? Это мужчина или женщина в строгом костюме и с очень серьёзным лицом, которые чаще всего общаются языком цифр и сухих фактов. Этот образ никак не сочетается с Татьяной Мрдуляш - министром культуры Самарской области. Что нужно Самаре для попадания в топ культурных центров России, почему ушла печаль по поводу музея Алабина и почему её не было по поводу утопленных в Волге ковриков.